Общество православных врачей России. Томское региональное отделение.

+7 (3822) 506 468, +7 (913) 820 64 68

Митрополит Ростислав: «Свобода не предполагает тоталитаризма»

Томские депутаты одобрили выделение земли под строительство часовни на месте разрушенного Троицкого кафедрального собора. В дореволюционный период он был самым величественным храмом азиатской части России. Восстановить его неоднократно призывал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Сейчас тема строительства часовни – одна из самых обсуждаемых в Томске. Жители разделились на два лагеря: одни выступают за строительство, другие – категорически против. О том, почему вместо собора решили строить часовню и почему все опасения по поводу ее строительства беспочвенны рассказал митрополит Томский и Асиновский Ростислав.

Митрополит Ростислав (Девятов)

– Решение было принято давным-давно. Еще в 2004 году, когда начали готовиться к празднованию 400-летия Томска, общественность подняла вопрос о возрождении Троицкого кафедрального собора. Понятно, что без проектной документации, без наличия средств осуществить такое грандиозное строительство в столь сжатые сроки было крайне нереально. Поэтому тогда возникла идея: а не построить ли на Новособорной площади не вместо собора, а как напоминание о том соборе, который здесь был, часовню, которая архитектурно будет напоминать о Троицком соборе. Такое решение было одобрено и властями, и общественностью: проходили тогда общественные слушания. Были произведены проектные работы, которые прошли все стадии согласования. Та часовня, которая была спроектирована, нашла свое одобрение и в епархии, и в градостроительном совете, и во всех других инстанциях. Когда начались юбилейные мероприятия, прошла торжественная закладка этой часовни. Мы установили закладной камень, заложили капсулу в основание фундамента этой часовни, что на этом месте таковая часовня будет воздвигнута. Поскольку благотворителем, который взялся финансировать строительство, выступило Томскэнерго, то они профинансировали проектные работы и готовы были начать строительство, но, видимо, тогда не угодно было Господу, чтобы оно осуществилось: организация была реформирована. Главный офис был перемещен в Новосибирск, а Томск стал филиалом новосибирского предприятия. Сменилось руководство, ну и, соответственно, для Новосибирска наши томские проблемы стали слишком далекими и мелочными, и проект как-то постепенно перешел на задний план. У Томской епархии было много других более важных задач. Это восстановление тех храмов, которые нам были переданы, к сожалению, в очень неудовлетворительном состоянии. Нужно было спасать и реставрировать их, поэтому строительство этой часовни не было делом первостепенным.

– А когда вернулись к обсуждению этого вопроса?

– Снова об этой часовне заговорили уже в это время, когда в Томске активизировалась дискуссия о возрождении Троицкого кафедрального собора. Ведь город Томск получил свое начало с Троицкой церкви. Борис Годунов в указе о строительстве Томской крепости также повелевает построить церковь Живоначальной Троицы. Для этой церкви казаки привезли подаренную Борисом Годуновым икону Святой Живоначальной Троицы, которая стала одной из святынь города Томска. Поэтому не случайно первая церковь, построенная в Томске, была Троицкой. Она была в крепости. Затем ее правопреемником стал Троицкий кафедральный собор, освященный в 1900 году на Новособорной площади. Поэтому восстановить этот собор – дело святое и очень важное.

Но стали появляться альтернативные проекты, которые предлагали застроить Новособорную площадь различными далекими от нашей духовной культуры объектами развлекательного и иного характера. То есть, по сути дела, угроза нависла над самой площадью как духовно-историческим местом, знаковым для города Томска, некоторой духовной доминантой нашего города. Ведь мы должны помнить о том, что на этой площади находился собор, от стен которого, например, уходили воины на Первую мировую войну, на русско-японскую войну. Потом, когда собор уже был разрушен, все равно место воспринималось томичами как святое, и в годы Великой Отечественной оттуда же уходили на фронт томичи защищать наше отечество. Поэтому площадь, как и собор, связана в том числе и с военными успехами. Возрождение собора многими мыслилось как святое дело для всех томичей, весьма важное и значимое.

Понятно, что восстановить такой собор – дело непростое. Необходимы проектные работы, необходимо финансирование. И так вот быстро решить этот вопрос невозможно. Это понимали даже те представители общественности, которые однозначно высказывались за восстановление собора. Это понимали и власти, и поэтому для того, чтобы не забывалась эта очень важная идея, сама мысль о том, что площадь является для нас святыней, мы снова вернулись к той самой теме, которая когда-то отошла на второй план. Поскольку у нас нет возможности восстановить собор, мы оставляем решение этого вопроса на будущее время. Наше ли поколение или будущее будут решать этот вопрос, неизвестно. Но тем не менее, площадь будет ознаменована таковой часовней. Вот такой вариант был предложен властями. Было найдено промежуточное, соломоново решение. Поскольку у нас в епархии сохранился старый проект, мы показали его нынешним властям города, у которых он тоже нашел свое одобрение. По этому проекту были сделаны специалистами кое-какие замечания. Сейчас проектировщики приводят его в соответствие с нынешними нормами. В общем-то, никаких препятствий теперь для строительства этой часовни нет. Есть благотворители, которые готовы взять на себя расходы.

– И все-таки от кого исходила инициатива: от епархии или от горожан?

– Ну, я ещё раз повторюсь, напомню, что тогда, в 2004 году, такая инициатива исходила от горожан, естественно. Что такое епархия? Это контора, где сидят некоторые священнослужители, которые решают вопросы церковной жизни, поэтому епархия сама ничего не предпринимает, не опираясь на народ. Невозможно ни строительство храмов, ни часовен, если это не востребовано народом. Они всегда является откликом на потребность, на злобу дня. Эта идея родилась как результат общественной дискуссии, как некий компромиссный вариант, который сегодня устроил бы всех.

– Владыка, в советское время был разрушен не только Троицкий собор, но и десятки других томских храмов. Есть какие-то планы по их восстановлению или строительству часовен на их месте?

– В настоящее время перед епархией стоят другие задачи, которые перед нами ставят наши прихожане. Город Томск по сравнению с тем, каким он был до 1917 года, очень сильно изменился. Он разросся, появились новые районы, которые соразмерны небольшим городам. Там тоже живут наши прихожане, которые вынуждены иногда с несколькими пересадками добираться до ближайшего храма. Большинство из них находятся в исторической части города, поэтому потребность строительства церквей в новых микрорайонах более актуальна, чем строительство часовен на месте разрушенных храмов. Я думаю, что это было бы и правильно, и нужно, но это, наверно, дело чуть более отдаленного будущего.

Но Троицкий собор здесь стоит особняком, потому что это не рядовая церковь. Как вы знаете, к 300-летию Томска в нашем городе была выпущена книга, написанная известным историком, краеведом Константином Евтроповым, которая называлась «История Троицкого кафедрального собора города Томска». Если мы посмотрим на эту книгу, то увидим, что это не столько история собора, сколько история нашего города, история нашей Томской губернии. Строительство собора было неким стержнем, вокруг которого развивалась жизнь нашей области: и хозяйственная, и экономическая. Поэтому на страницах этой книги мы видим повествование о губернаторах, купцах, общественных деятелях, о гласных городской думы, которые в той или иной степени принимали участие в строительстве собора, которого сейчас, к сожалению, нет. Этот собор занимал особое место в духовной и общественной жизни нашего города. Поэтому часовня на Ново-Соборной площади будет очень хорошим напоминанием будущим поколениям о том, какое удивительное и замечательное место в центре нашего города есть.

– Сейчас в городе идет широкая дискуссия по поводу возможного строительства этой часовни. Жители разделились на два лагеря. Одни выступают за строительство часовни, другие – категорически против. На онлайн-ресурсах собираются подписи, как за строительство, так и против него…

– Было бы крайне странно, если бы всё наше общество было по всем вопросам единогласно. Слишком уж сложная у нас история. Наверно, был только один период в нашей истории (тоталитарный), когда 99,9% населения нашей страны было за всё, что предлагало советское правительство. Мы живем в такой период, когда каждый человек имеет право голоса, имеет право высказать свое мнение.

Но с другой стороны, свобода не предполагает возвращения к тоталитаризму. Если кому-то, скажем, часовня не нужна – это не значит, что она не нужна другим. Кому она не нужна, те могут туда не ходить.

А вот распространять какую-то клевету или неподобающее слухи относительно строительства, для того чтобы представить его как некое пугало, которое будет мешать нормальной жизни нашего города – это просто крайне непорядочно. Иногда представляют, что часовня займёт чуть ли не всю Ново-Соборную площадь и что, когда она там появится, доступа горожанам туда не будет. На самом деле эта часовня будет всего семь на семь метров. В масштабах Ново-Соборной площади это незначительная территория. Потом, часовня не будет огорожена забором, вокруг нее будут клумбы, лавочки. Я думаю, что если пространство вокруг часовни будет организовано так, как запланировано, то это место станет излюбленным местом отдыха для всех томичей: и тех, кому нужна часовня, и тех, кому она не нужна, потому что в масштабах всей Ново-Соборной площади это будет самое уютное для отдыха место.

Поэтому здесь каких-то проблем я не вижу. Ну а дискуссия – она вполне естественна.

– В начале 2000-х строительство этой часовни могло стать народным делом, как это было, например, с Преображенской часовней. Что изменилось за это время? Почему сейчас любое церковное строительство сопровождается протестами со стороны жителей?

– Кому-то не очень хочется, чтобы произошло возрождение Святой Руси, чтобы тот процесс, который начался в 1980-е годы прошлого века, дальше развивался. Озвучивали же некоторые представители либеральной общественности такие мысли, что Русская Православная Церковь – это своего рода «пятая колонна», которую нужно ликвидировать, снести. Видимо, кого-то эта мысль очень тревожит, потому что где бы ни началось какое-то церковное мероприятие, всегда возникают люди, которые против.

Причем они выступают и против социально значимых мероприятий, за которые, казалось бы, все 100% должны быть за. Мне вспоминается одна петиция, которую подписывали представители либеральной общественности города Томска несколько лет назад, где был один очень интересный пункт, в котором говорилось, что они ставят своей целью противодействовать любым социально значимым инициативам Русской Православной Церкви.

Я думаю, что причина в этом. Ну а если есть группа людей, которая рисует пугала и страшилки, то есть и люди, которые не очень глубоко вникают в суть вопроса, начинают бояться, начинают опасаться и занимают сторону протестной общественности.

Мне мыслится это так. Возможно, есть какая-то другая причина.

– Сейчас площадь Ново-Соборная – основное место отдыха горожан в центре Томска. Здесь часто проводятся концерты и различные политические акции. Не помешает ли это верующим и, соответственно, не помешает ли часовня отдыхающим?

– Я думаю, здесь вопрос не стоит о верующих и неверующих, помешает это или не помешает. Здесь вопрос нравственности наших горожан, населения нашей области. Во-первых, на Ново-Соборной площади есть значительное количество захоронений тех людей, которые для Томска сделали многое. Например, один из томских градоначальников Михайлов и другие. Они были похоронены там, около собора. Где-то там, в земле, остаются их останки. Во-вторых, здесь было место, которое воспринималось нашими томичами как великая святыня. Поэтому что уместно там проводить, а что неуместно? Дело в том, что вокруг храмов и соборов всегда на Руси созидалась не только церковная жизнь. В храмы люди ходили не только молиться. Вокруг храмов устраивались ярмарки, базары, какие-то общественные мероприятия. Вече, в конце концов, проходило в Новгороде на Соборной площади. Какие-то важнейшие государственные мероприятия в Кремле проходили не где-то, а на Соборной площади Московского Кремля. Все это вполне уживалось и соседствовало с храмами Божьими. Другое дело, какие это мероприятия. Если эти мероприятия носят характер развращенный, характер разнузданный, характер безнравственный, то, конечно, таким мероприятиям не место там, как и ни в одном нормальном, духовно здоровом обществе таким мероприятиям не место. Но если это мероприятие вполне респектабельное, законное, то это не помешает. Будь то концерт или выступление каких-то коллективов. Более того, Томская епархия, являясь соучредителем ежегодных Дней славянской письменности и культуры, которые проходят каждый год у нас в Томске, является соорганизатором многих мероприятий культурной направленности, не имеющих отношения к церковной жизни: концертов и многих других мероприятий, проводимых на Ново-Соборной площади в связи с Днем Победы, например. Поэтому если здесь появится часовня или даже когда-то появится собор, такие мероприятия не окажутся там неосуществимыми или неуместными. Наоборот, они приобретут дополнительный смысл, какой имели мероприятия, проходившие под сенью наших древних отечественных храмов.

Чтобы доказать, что такие опасения ни на чем не основаны, а являются страхами, которые люди рисуют в своем воображении, можно привести в пример часовню Иверской иконы Божией Матери в городе Томске. Как известно, это часовня была построена на месте одной из древнейших томских церквей. Богоявленская церковь до того, как она появилась в каменном исполнении в XVIII веке, будучи деревянной, стояла на месте, где сейчас располагается Иверская часовня. Первое упоминание об этой церкви относится 1620 году. Она почти ровесница Томску. Потом, когда ее в кирпичном исполнении построили ближе к Томи, то на том месте, где она стояла изначально, как месте святом, поставили крест в память об этой церкви. Но поскольку площадь была Базарной, то иногда торговцы оставляли после себя много мусора. И когда в 1854 году в Томск был назначен третий по счету епископ Парфений (Попов), он приехал в город и поехал его осматривать. Когда прибыл на эту площадь, увидел, как мусором завалено место, где когда-то находился этот храм, он нанес визит губернатору, и они вместе решили ознаменовать это место Иверской часовней. В качестве примера была взята часовня Иверской иконы Божий Матери в Москве у Воскресенских ворот. И такая часовня в 1858 году была построена в Томске. Она стала святыней. Томичи называли ее духовными воротами Томска, но в 1930 годы она тоже была уничтожена, как и Троицкий собор. Но в памяти томичей она продолжала жить. И когда в 1998 году меня назначили архиереем в Томск, ко мне пошли вереницами люди, которые стали говорить, что хорошо было бы восстановить Иверскую часовню. Но тогда в руинах лежал Богоявленский храм, только-только начиналось восстановление Знаменской церкви, разделен был на два этажа храм Александра Невского, только начала осваиваться Воскресенская церковь, то есть было пока не до этой часовни. Но потом нашелся один благотворитель, который захотел ее восстановить.

«Мы очень хорошо понимаем, что наша история многообразна, и мы не сторонники перечеркнуть какую-либо ее страницу».

Тогда тоже возникла дискуссия о том, насколько возможно восстановление Иверской часовни на прежнем ее месте. В воображении людей тоже стали рисоваться какие-то ложные страхи. Вроде бы часовня сейчас окажется в центре проезжей части. Как в нее будут попадать люди? Не задавят ли их машины, которые здесь будут проезжать? Но больше всего недоумений и опасений вызывало соседство восстанавливаемой часовни с памятником Ленину. Не создаст ли это конфликтных ситуаций между теми, для кого дорог памятник Ленину, и между теми, кому дорога Иверская часовня? Не возникнет ли стычек между коммунистами и православной общественностью? Я тогда, насколько это было возможно, пытался объяснить, что для нас это не проблема. Мы очень хорошо понимаем, что наша история многообразна, и мы не сторонники перечеркнуть какую-либо ее страницу. Да, был у нас и советский период, который был отмечен в том числе этим памятником Ленину. Нам он не мешает, но мы восстанавливаем часовню на ее историческом месте, там, где она стояла изначально, а до нее на этом месте стоял Богоявленский храм. Поэтому для нас дорого это место, для нас дорога память тех, кто погребён вокруг этого храма, вокруг этой часовни, поэтому мы соседствовать с памятником Ленину готовы. Готовы ли соседствовать с нами представители компартии? Это уже вопрос не к нам, а к ним. Мы восстанавливаем часовню на ее историческом месте, если вдруг им от этого некомфортно – это уже их проблемы. Они могут перенести памятник туда, куда им нравится, если вдруг соседство с нами им некомфортно. Но оказалось, что им это соседство вполне комфортно. Более того, когда появилась часовня, представителям коммунистической общественности пришлось проявить большую заботу о памятнике. Этот постамент был бетонным, серым, страшным. Его облицевали белым мрамором. Поэтому вслед за часовней площадь стала подтягиваться до какого-то уровня. Как мы видим сейчас, площадь уже не мыслится без Иверской часовни и без памятника Ленину. Поэтому никаких проблем здесь нет. Я уверен не то что на 100%, а на 200%, что когда на Ново-Соборной появится часовня, то она не только не будет мешать, но станет самым притягательным местом для всех: и тех, кто за, и тех, кто сейчас против.

– Сейчас уже известно, как она будет выглядеть? Что будет внутри? И насколько часто в ней будут совершаться службы?

Как она будет выглядеть, известно, потому что проект есть, он готов. Как я уже сказал, часовня будет архитектурно напоминать один из элементов Троицкого Собора. То есть у неё будет точно такой же формы кукол, как у Троицкого собора, такие же архитектурные детали, только всё это будет в миниатюрном виде в соответствии с размерами этой часовни.

Что касается внутреннего оформления этой часовни, то пока ещё говорить об этом преждевременно, потому что часовня – это всё-таки не храм, там не должен быть запланирован иконостас, например. Но тем не менее, в этой часовне должна быть какая-то реликвия, ради которой это часовня и строится. И такая реликвия у нас есть.

Собор, находившийся на Ново-Соборной площади, был посвящен Святой Живоначальной Троице, как и та, первая на Томской земле церковь, построенная в Томской крепости по указу Бориса Годунова. На протяжении почти четырех столетий в Томске особенно почитался образ Святой Живоначальной Троицы Бориса Годунова. Но, к сожалению, в 30-е годы этот образ тоже исчезает. Неизвестно, сохранился он или погиб в те трагические годы. Последнее архивное упоминание об этой святыне датируется 1938 годом. Когда мы готовились к празднованию 400-летия Томска, то наряду со многими другими мероприятиями, которые проводились по церковной линии, нам пришла мысль: хоть и нет возможности отыскать годуновскую Троицу и неизвестно, сохранилась она или нет, но город должен вступить в пятое столетие своего бытия с благословения иконой Святой Живоначальной Троицы. Мы решили создать точный список прославленной всемирно известной иконы Святой Троицы письма преподобного Андрея Рублева, которая в настоящее время хранится в государственной Третьяковской галерее. Мы нашли в Москве очень хорошего иконописца-реставратора, которая по долгу своей службы работает с шедеврами Московского Кремля, с древностями Исторического музея. Она, имея опыт подобных работ, дала согласие написать список с иконы Живоначальной Троицы. Но необходимо было работать с подлинником этой иконы. Мы с губернатором Виктором Мельхиоровичем Крессом обратились к Святейшему Патриарху Алексию Второму, чтобы он поддержал нашу инициативу и со своей стороны обратился с ходатайством к директору государственной Третьяковской галереи. Мы со своей стороны тоже направили ему письмо, и, в общем-то, свершилось, можно сказать, чудо. Нашим специалистам разрешили работать с подлинником иконы Животворящей Троицы. Тот, кто был в Третьяковской галерее, знает, что икона находится в особой капсуле, где поддерживается температурный режим, режим влажности, и вынимают ее в лучшем случае один раз в год для осмотра, потом сразу помещают обратно. Для нас эту икону вынимали. Реставратор с ней работала, делала вырисовки. Точная копия с иконы была написана. Ее освятили в Троице-Сергиевой лавре, в том самом древнем Троицком соборе, для которого Андрей Рублев когда-то и писал икону Святой Живоначальной Троицы. Незадолго до празднования 400-летия это икона была доставлена в Томск. Собственно говоря, с молитвы перед этой иконой и начались официальные торжества празднования 400-летия Томска. В семь часов утра началась Божественная литургия в реставрируемом Богоявленском соборе перед этой иконой. Затем крестный ход двинулся от Богоявленского храма на Воскресенскую гору на то самое место, где Томск получил свое начало. Там с высоты Воскресенской горы мы благословили наш город, вступающий в пятое столетие своего бытия, той самой иконой Святой Живоначальной Троицы. Это икона сейчас находится в Богоявленском соборе. Но вполне возможно, что мы перенесем ее в Троицкую часовню, если таковая появится на Ново-Соборной площади.

Что касается второй части вашего вопроса – как часто там будут проходить богослужения. Прежде всего, там еженедельно будут совершаться молебны, и ежедневно будут совершаться панихиды по тем усопшим, которые погребены на Ново-Соборной площади, и о тех усопших, которых пожелают помянуть томичи, оставляя в часовне свои заупокойные записочки. Ну и очевидно, что около этой часовни будут проходить мероприятия, которые и в настоящее время проходят на Ново-Соборной площади, которые так или иначе связаны с церковной и духовной традицией.

Добавлено 17.05.2017